Как «делаются» деньги на отдыхе детей из бедных семей

Cайт Електронный Урядник провел собственное раследования безпрецендентного легализованого грабежа псевдообщественной структурой «Тендерная палата Украины» детей из социально неблагополучных семей...
Относительно «честное» изъятие денег налогоплательщиков в пользу частных структур, что имитируют статус общественных организаций и которые контролируются «семьей» Антона Яценко и группой заинтересованных народных депутатов, набрало угрожающих для национальной безопасности маштабов.
Под каток специалистов от государственных закупок попадают все — от социально незащищенных граждан до министерств и ведомств.
В одной западноукраинской области решили закупить путевки на общую сумму около 200 тысяч гривен. ООО «Европейское консалтинговое агентство» (учредители: Владимир Врублевский, Владимир Яценко) обязали госзаказчика продать тендерную документацию поставщикам услуги. А согласно этой документации потенциальные поставщики обязаны оплатить целый ряд услуг «консультанту». Считаем расходы каждого участника торгов:
1. За тендерную документацию платят ООО «Центр тендерных процедур» (учредители: все тот же Владимир Яценко и Татьяна Яценко): 450 грн.
2. За услуги, связанные с подписанием договора, платят тому же центру — 1600 грн. (победитель торгов прощается с этой суммой навсегда, а вот взносы- «задаток» остальных участников крутятся на счетах Консультанта 15 рабочих дней)
3. Для получения тендерного обеспечения и обеспечения исполнения договора в форме поруки участники торгов должны заплатить ПП «Агентство з питань гарантій та інвестицій» (учредитель — Наталия Врублевская). За тендерное обеспечение в виде поруки каждый участник должен заплатить 10 000 грн этому агентству.
Таким образом, на момент подачи тендерного предложения каждый участник должен внести в пользу клана Яценко 12 050 гривен, то есть, 6% от объема закупки.
Победителю тендера придется еще выложить несколько тысяч гривен тому же агентству за оформление обеспечения выполнения договора в виде поруки. То есть, ему придется впустую потратить около 4 тысяч гривен да еще иметь под рукой свободные 10 000 тысяч.
Предположим, что в тендере участвуют три поставщика. Тогда псевдоконтролеры от госзакупок получат с них 1350 гривен за тендерную документацию, а также 1600 гривен за составление договора и пару тысяч за оформление поруки с победителя. В результате, как минимум, ТПУ и ее сателлиты обогатятся на 4 950 гривен с этого тендера.
Всё это приводит к удорожанию путевок, а значит к увеличению количества детей из бедных семей, которые не смогут отдохнуть этим летом. Механизм удорожания очевиден. Бизнесмены не являются альтруистами, поэтому несколько тысяч гривен будут заложены в стоимость предлагаемых путевок. Далеко не все дома отдыха, бывшие пионерлагеря и т.п. могут позволить себе выкинуть на ветер тысячи гривен, следовательно, в тендере будут участвовать более богатые участники, которые имеют более высокие цены на свои услуги...
Такой механизм «легального отъема бюджетных денег" работает уже последние три месяца.
Кто несет ответственность?
Законы принимают люди, которые называются народными депутатами. Именно они в первую очередь несут ответственность за удорожание путевок для детей из бедных семей
Авторы новой редакции Закона: Олег Лукашук, Анатолий Семинога, Сергей Осыка (БЮТ), Игор Алексеев (КПУ), Виталий Хомутынник (Партия регионов), Николай Одайнык и Виталий Майко (НУ). Cеред членов НСНУ лоббистом нового Закона является также Ксения Ляпина, первый вице-президент Тендерной палаты Украины.
Первым вице – президентом ТПУ является и Антон Яценко – крестный отец кланового бизнеса на госзакупках за бюджетные средства с емкостью рынка в 50 миллиардов гривен.

Юрист Олег Хирич: «В СФЕРЕ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЗАКУПОК УКРАИНЫ ПРОИСХОДИТ ОТКАТ К ВРЕМЕНАМ „ЧЕРНОГО НАЛА“ 95-96 ГОДОВ...»

...Передача государственного контроля Специальной контрольной комиссии при Счетной палате эквивалентна его снятию. Это полностью развязало руки чиновникам при проведении торгов. И те чиновники, которые это не используют, просто еще не поняли, «что можно»!

…Поставщики товаров и услуг в шоке. Они еще не начали участвовать в торгах, а уже несколько тысяч гривен надо отдать! Некоторые заказчики отказываются от проведения торгов, потому что им выворачивают руки так же, как выворачивают руки и участникам...
...Если беспредел, который сейчас происходит, станет позицией государства, то суды не будут принимать решений в пользу участников. Суд будет бояться. Поэтому я предлагаю всем участникам торгов поддержку в судебном обжаловании действий заказчиков в Одесском регионе. Мы готовы оказывать ее бесплатно. Надо же что-то делать!

Е-У. Олег, как бы Вы оценили ситуацию в госзакупках до 17 марта, до вступления в силу новой редакции Закона о госзакупках?
О.Хирич. Система госзакупок работала, была достаточно дееспособной, она позволяла предприятию с нуля, без взяток, без каких-то «чудес», без сумасшедших финансовых затрат получить тендерную документацию, предложить лучшие условия и выиграть тендер.
В теории групп есть такая теорема — любая достаточно сложная система имеет в себе ошибки. И ее следствие — невозможно придумать достаточно сложную систему, которая не имела бы ошибок. Это относится как к Закону, или к операционной системе Windows, так и к автомобилю «Мерседес». Чем система сложнее, тем в ней больше ошибок. Система государственных закупок является достаточно сложной, чтобы она не имела ошибок. Но, тем не менее, до 17 марта украинская система работала...
В прессе модно говорить, что мы копируем Россию, так вот — ничего подобного. О качестве украинской системы госзакупок говорит тот факт, что Закон о порядке закупок за госсредства, вступивший в силу с 1 января 2006 года в России, буквально построчно, побуквенно был переписан с украинского закона и украинской практики.
Система украинских закупок с правовой точки зрения состояла из двух частей. Собственно Закон и приказы Минэкономики плюс приказы Минэкономики по рассмотрению жалоб. Они были опубликованы на официальном сайте министерстве. Они создавали так называемую аналогию права, есть такое понятие в праве. Они отражали некие подходы Минэкономики как уполномоченного органа. Они создавали общую нормативно-правовую систему госзакупок в Украине. Естественно, что приказы Минэкономики не есть источник права. Вот эта сумма информации была буквально построчно переписана Россией. Я говорю с полной ответственностью, потому что я занимаюсь вопросами госзакупок и в России.
Министерство экономики Украины реально рассматривало жалобы участников. В течение трех дней торги приостанавливались, участники получали уведомление о приостановке торгов. Участники могли в любой момент обратиться в Минэкономики и узнать, на какой стадии находится рассмотрение той или иной жалобы — получена, расписана, принята к рассмотрению, отказано и т.п. Наконец, существовало Положение о рассмотрении жалоб. И ты знал, что если ты составил жалобу в соответствии с Законом и этим Положением, то, как минимум, твоя жалоба будет рассмотрена.
Сегодня все это отменено, ничего этого нет. Есть голый закон, плюс какие-то потуги Специальной контрольной комиссии при Счетной палате что-то написать — совершенно неудобоваримое.
Е-У. Олег, сразу же уточнение. На чем Вы основываетесь, что ситуация до 17 марта была лучше? Насколько Ваш опыт адекватен, чтобы делать такие оценки?
О.Хирич. Мы обслуживали множество компаний-участников по организации и проведению торгов: подготовка документов и т.п. Не только одесских, кстати. Эти компании участвовали в торгах в самых разных регионах Украины. И в Киеве, и в Харькове, в других регионах. Я уполномочен называть в этом разговоре лишь некоторых клиентов. Другие не хотят фигурировать в подобном разговоре.
Например, фирма «Альтаир» в прошлом году выиграла тендер на поставку слуховых аппаратов администрации города Киева, тендер на поставку слуховых аппаратов в Черкассах, тендер на поставку различного оборудования Академии наук, тендер на поставку различного лабораторного оборудования в Харькове, тендер на поставку слуховых аппаратов в Харьковской больнице. Поставка слуховых аппаратов в Одесскую областную больницу, поставка лабораторного оборудования в Институт курортологии... Могу еще десяток тендеров вспомнить.
В принципе, тендеры выигрывались один за другим. Причем, тендеры выигрывались, что называется «в белую», то есть без каких-то «левых» договоренностей. Если были какие-то нарушения в тендерной документации, при проведении процедуры открытия или при определении победителя то это можно было обжаловать в Минэкономики.
В частности, в Луганске был тендер на закупку слуховых аппаратов. Там заказчик проделал следующее. «Альтаир» предложил цену более низкую, луганская компания — более высокую. Заказчик выбрал победителем луганскую фирму. Тут же Минэкономики по нашей жалобе отменило эти торги и на этом все закончилось. Более того, там сейчас работает прокуратура. У меня имеется письмо из прокуратуры о том, что они рассматривают нарушения и о результатах нам расскажут.
Было достаточно много тендеров, отмененных по жалобам моих клиентов. В качестве примера можно привести тендер Госкомэкологии по жалобе «КомпьютерСерв»; тендер был отменен. Закупала Академия наук и по жалобе «Альтаира» был отменен тендер. По жалобам наших клиентов вносились изменения в тендерную документацию...
Лучшие предложения, четкая подготовка документов для участия в тендерах, подача жалоб, реагирование на них министерства и т.д. — все это давало возможность нашим клиентам побеждать в тендерах.
Конечно, какие-то тендеры и проигрывались нами. Невозможно выигрывать все. Наши клиенты проиграли Горловку в прошлом году -предложили чуть-чуть более высокую цену. Проиграли Аграрный университет, киевскую и днепропетровскую санэпидемстанции. Но это была честная игра!
Наступило 17 марта, был принят «чудесный» Закон, с «чудесными» изменениями, согласно которому права контролирующего органа были переданы всем: и Спецкомиссии, и Антимонопольному комитету, и КРУ, и Казначейству, и даже Министерству аграрной политики. Уж не знаю, при чем здесь Министерство аграрной политики. И всё — «бобик сдох»!
И теперь каждый воротит, что хочет. В тендерную документацию вставляют, что хотят. Совсем недавно требование предоставлять письмо-гарантию производителя Минэкономики считало неправомерным, однако сейчас это проходит уже без вопросов.
Е-У. Как бы Вы структурировали основные проблемы, которые стали результатам внедрения новой редакции Закона о госзакупках?
О.Хирич. Проблемы следующие.
Во-первых, чрезвычайная проблема — это веб-портал zakupivli.com, вместе с сонмищем организаций типа «Украинский вексельный союз», Центр тендерных процедур-регионы, — Украины... их там не меряно. Проблемы организационные. Попробуйте дозвониться туда и получить счет на тендерную документацию. Это не смешно. Следующая проблема — попробуйте дозвониться туда и получить саму тендерную документацию. Это в большой компании, где много сотрудников, можно посадить одну девочку и сказать ей — Звони, пока не дозвонишься. Наверное, к вечеру она дозвонится. Они «утонули» под махиной государственных закупок. Они не справляются. Жадность давит. И ситуация с госзакупками практически парализована.
Очень многие заказчики, которые пошли на сотрудничество с «Европейским консалтинговым агентством» и заплатили деньги, не могут получить подтверждающих документов, пока они не приедут лично. Для какого-нибудь государственного предприятия поездка в Киев за этими бумажками — это достаточно сложное, физически сложное и дорогое удовольствие. Это первый комплекс проблем.
Второе. Это полное отсутствие какого-либо контроля со стороны государственных органов. Возьмем Харьков. Мы обжаловали тендер на поставку слуховых аппаратов в больнице № 30. Тендер был примерно на пол-миллиона гривен, «Альтаир» предложил цену на 80 000 меньше, и, тем менее, победителями были выбраны другие структуры. Это обошлось бюджету в 80 000 гривен. Эти действия были нами обжалованы — в том числе, в Харьковском КРУ. И вот из КРУ поступает ответ: КРУ не надзирает над тендерами! Несмотря на то, что, согласно Закону о госзакупках, они надзирают за госзакупками.
Аналогичная ситуация по Кривому Рогу. Там был тендер на закупку тех же слуховых аппаратов, «Альтаир» предложил 90 тысяч, а победителем стала криворожская фирма, которая дала цену 150 тысяч гривен. Разница составляет около 60 тысяч гривен. Эти действия были обжалованы в Спецкомиссии где-то 14 апреля, а воз и ныне там. До сегодняшнего дня Спецкомиссия не дала никакого ответа. Ни Спецкомиссия, ни Тендерная палата.
Чуть другая ситуация по Оболонской райгосадминистрации города Киева. Там был тендер на закупку мелкого медицинского инструментария. «Альтаир» дал цену на 40 тысяч меньше, чем победитель. Мы обжаловали решение заказчика и в Спецкомиссии, и в Тендерной палате. Тендерная палата почему-то не стала рассматривать это решение, потому что к нашей жалобе не была приложена справка ЕДПРОУ предприятия. Совершенно непонятно, почему Тендерной палате, общественной организации, которая не имеет никакого опубликованного регламента рассмотрения жалоб, должна быть предоставлена эта справка. Опубликуйте регламент рассмотрения жалоб! У них такой шикарный сайт, на котором нет ничего, кроме того, что они такие хорошие. Палата отказалась рассматривать нашу жалобу — несмотря на то, что она осуществляет общественный контроль, несмотря на то, что речь идет о перерасходе реальных бюджетных денег.
Спецкомиссия-таки ответила и ответила следующее. Поскольку у нашего предприятия в видах деятельности нет розничной торговли медицинским инструментарием, то нашу жалобу следует отклонить. Но у нашего предприятия среди видов деятельности первой строкой идет «оптовая, розничная и комиссионная торговля», под которую, несомненно, подпадает и торговля медицинским инструментарием. Это первое замечание.
Во-вторых, кто сказал, что поставка сотен и тысяч единиц медицинского инструментария — это розничная торговля? Розничная торговля — это когда Вы для своих нужд покупаете ручку или 15 ручек. Это определение согласно, кстати, действующего Гражданского кодекса. Но когда Вы покупаете тысячи единиц продукции для использования в производственной деятельности, то это не розничная торговля! Это оптовая торговля. Спецкомиссию эти соображения почему-то не заинтересовали. Ущерб бюджету ее тоже не заинтересовал.
Следующее замечание. Мол, в справке ЕДПРОУ нет такого вида как «розничная торговля медицинской техникой». Опять таки, Спецкомиссию совершенно не заинтересовал тот факт, что справка ЕДПРОУ не является разрешительным документом! В справке ЕДПРОУ публикуются максимум шесть основных видов деятельности. Эта справка – всего лишь статистический документ, который позволяет государству учитывать, чем занимаются предприятия. С другой стороны, сама справка свидетельствует, что предприятие существует как юридическое лицо. Но коды ни в коем случае не являются разрешительным документом. А торговля медицинским инструментарием не является лицензируемым видом деятельности.
Императив права говорит — то, что не запрещено, то разрешено. Разрешено всем.
Тем не менее, победителем оболонского тендера объявляется компания «Биомед». Несмотря даже на тот несложный факт, что тендерное обеспечение компания «Биомед» не предоставляет.
Этот документ я Вам, к сожалению, оставить не могу, потому что у меня нет его копии. А вот зачитать могу. Условием участия в тендере являлось предоставление банковской гарантии. Компания «Биомед» представляет следующую бумагу — «тендерне забезпечення». Для не-юристов я поясняю. Существует инструкция Национального банка, датированная январем 2005 года, в которой черным по белому написано, как должна выглядеть банковская гарантия. Первым пунктом там объясняется, что банковская гарантия должна иметь название «Банковская гарантия», а не «Тендерное обеспечение».
Что же нам гарантирует банк в случае с «Биомедом»? «Банк зобов’язується забезпечити виконання учасником своїх зобов’язень, пов’язаних з поданням тендерних пропозицій шляхом прийняття банком зобов’язень укласти з учасником в установленому порядку кредитний договір». Кредитный договор! Что получается? Если компания не выполняет своего обязательства поставить товары или услуги, банк лишь заключает с участником кредитный договор. Всё! Деньгами от этого договора распоряжается сама компания «Биомед»! Если она захочет, она выплатит компенсацию заказчику.
Смысл же банковской гарантии совсем в другом — банк дает безусловное обязательство заплатить заказчику указанную сумму! Безотносительно к тому, что по этому поводу думает принципал (в нашем случае компания Биомед)! Здесь же банк просто обязывается заключить кредитный договор.
Стоит отметить еще одну проблему. В документе, который я цитирую, говорится: «в установленому чинним законодавством та вимогами банком порядку». А требования банка никому не известны! Банк может, например, выдвинуть такое требование — обеспечить выполнение этого договора в десятикратном размере...
И вот эта бумажка называется — «тендерне забезпечення»!? И его предоставила компания «Биомед»...
Е-У. А как банк называется?
О.Хирич. ТК-Кредит банк. Я такого не знаю.
Е-У. Да этот банк уже давно работает в связке с Центром тендерных процедур, Европейским консалтинговым агентством и т.п. структурами...
Но это еще не конец нашей истории. В тендерной документации было написано, что каждый документ, приложенный к тендерной документации, который не является оригиналом, должен быть заверен собственной печатью участника. Ни Спецкомиссию, ни заказчика совершенно не взволновало, что половина приложенных документов не заверена собственной печатью участника. Вот, например, копия свидетельства о госрегистрации. Это не оригинал, не нотариально заверенная копия, но печати «Биомеда» здесь нет! Это просто ксерокопия, она заверена только подписью директора.
Дальше. В комплект тендерного предложения компания «Биомед» включила проект договора, который тоже должен быть заверен печатью. Что любопытно — ни на одной странице договора нет печати, только подпись директора. Более того, есть такой документ как «руководство компании» — на нем тоже нет печати компании.
Таким образом, компания «Биомед» предлагает бюджету заплатить на 30 тысяч больше, не предоставляет тендерного обеспечения, компания «Биомед» не заверяет документы собственной печатью...
И тут примечательно, что «Биомед» зарегистрирована в Оболоньском районе. Заказчиком является Оболоньская райгосадминистрация. И еще. В тендерном предложении есть такой документ, в котором перечисляются основные заказчики продукции компании. Как ни удивительно, основным заказчиком компании «Биомед» является Оболонская райгосадминистрация.
Вот вам и результаты деятельности так называемой Специальной контрольной комиссии, надзирающего органа. Тендерная палата не рассматривает это дело, потому что к нему не приложена справка. Спецкомиссия-таки рассматривает, но лучше б она этого не делала!
Мы будем обжаловать в суде и это решение Спецкомиссии, и результаты торгов. Подадим еще один иск о признании тендерного предложения не соответствующим закону...
Е-У. Кстати, есть ли у Вас опыт обжалования подобных действий в суде, уже после 17 марта?
О.Хирич. Опыт таков. После 17 марта мы вынуждены все конфликты решать в суде. Потому что никто, кроме суда, в принципе, не берет на себя решение подобных вопросов. Все остальные умыли руки.
Мы обжалуем результаты харьковского тендера в Харькове, криворожского — в Кривом Роге, киевского — в Киеве. А у нас правосудие неспешное...
Интересен такой факт. Киевский суд по компании «Биомед» уже принял решение — отказать нам в иске! Переписав дословно решение Спецкомиссии...
Примечателен наш опыт общения с Центром тендерных процедур. В январе Одесская областная санэпидемстанция объявила торги. Консультантом выступал Центр. В тендерную документацию был включен столь любимый этой компанией пункт о задатке — за оказание услуг по заключению договора. Напрочь незаконное требование, что неоднократно разъясняло Минэкономики. Мы это благополучно обжаловали и получили решение Минэкономики о том, что такой пункт — незаконен. На тот момент Минэкономики еще было контролирующим органом, и это требование было убрано из документации.
Однако уже после 17 марта были проведены торги, на которых «Альтаир» предложил цену в 84 000, а победитель торгов — 218 000 гривен... Вот так вот и живем.
Е-У. На основе рассказанного Вами у меня складывается впечатление, что новая редакция Закона о госзакупках как бы развязала руки чиновникам...
О.Хирич. Естественно. С одной стороны, ни для кого не секрет такое явление как «откат». С другой стороны, даже если представить на минуту, что есть некий супер-честный чиновник, то у него все равно найдется свой любимый поставщик. Почему любимый? Потому что он поставлял всегда, потому что он находится в том же городе, на соседней улице, потому что он привычный. Приходит такой поставщик и предлагает цену существенно выше, чем у других... Но он же привычный, свой, он с заказчиком «водку пьет» по вечерам. Естественно, что выбирается именно этот поставщик. То есть, с одной стороны, действует экономическая заинтересованность, с другой стороны — человеческий фактор. В конце концов, за хлебом мы идем в ближайшую булочную, а не едем на другой конец города. К тому же, деньги — не свои, бюджетные, какая разница... Зачем экономить бюджетные средства?
Оказалось, что передача государственного контроля Специальной контрольной комиссии фактически эквивалентна его снятию. Это полностью развязало руки чиновникам при проведении торгов. И те чиновники, которые это еще не используют, не делают этого по одной простой причине — они еще не поняли, «что можно»! Но они это очень быстро поймут, люди вообще быстро понимают такие вещи...
Е-У. В этой ситуации каким был бы оптимальный выход?
О.Хирич. Выходом был бы один и очень простой и единственный — возвращение контрольных функций в одни руки — Министерства экономики. Во-первых, это соответствует мировому опыту. Во-вторых, в Министерстве экономики есть структуры, есть люди, которые знают, могут и хотят работать. Хуже или лучше, но они управляли процессами на рынке госзакупок. Естественно, у Минэкономики тоже были какие-то несовершенства, коллизии, какие-то проблемы. Но это были частности, это не было общей проблемой. Как я уже сказал, не бывает системы без сбоев.
Е-У. Но Вам могут вполне логично возразить — а что тогда делать с прозрачностью государственных закупок?
О.Хирич. А почему возвращение функций министерству обязательно означает отказ от обязательной и открытой публикации информации о закупках? Возвращение функций совсем не подразумевает отказ от прозрачности.
Давайте сравним то, что было до и после 17 марта. Раньше объявления о тендерах необходимо было публиковать в «Вестнике державних закупивель». Публиковать бесплатно. «Вестник» издавало государство, Минэкономики было учредителем журнала.
Сегодня по Закону для того, чтобы провести торги, заказчики должны публиковать объявления в информационном бюллетене Тендерной палаты, который издает общественная организация. Уже ни для кого не является секретом, что Тендерная палата достаточно жестко связана с коммерческими организациями типа «Украинский вексельный союз», zakupivli.com «Европейского консалтингового агентства». Там их не меряно — этих организаций. Все сидят на улице Патриса Лумумбы, сидят в одних комнатах, и на дверях только висят разные вывески, и то не всегда. Обязательным условием публикации объявления в бюллетене ТПУ есть предварительная публикация его на портале www.zakupivli.com. Якобы только это портал соответствует требованиям ст. 4-1 Закона (это мнение бюллетеня, мнение Тендерной палаты).
Примечательно, что ДСТЗСІ СБУ не согласен с этим. С точки зрения указанной организации, ни одна информационная система не отвечает требованиям Закона №1490.
Тем не менее, информационный бюллетень ТПУ не публикует объявления без подтверждения zakupivli.com, zakupivli.com не дают подтверждения и не размещают информацию в Интернете без заключения договора на информационно-консалтинговое обслуживание с «Европейским консалтинговым агентством».
Фактически группа коммерчиских организаций «рулит» всей системой закупок. Я вообще считаю, что, согласно идеологии системы государственных закупок, должна быть одна государственная информационная система, бесплатная система. Как это, кстати, сделано в РФ.
Следующий момент. В Законе сказано, что должен быть свободный доступ к информации о закупках. Попробуйте зайти на сайт zakupivli.com и найти информацию. Вам скажут — Заплатите нам деньги! Мы, кстати, готовим сейчас иск в суд об установлении права на свободный доступ к этой информации без оплаты.
Е-У. В суд на кого?
О.Хирич. На «Европейское консалтинговое агентство». Кто должен обеспечить доступ к системе? Ее владелец.
Вообще здесь наблюдается полный маразм. Получать такие деньги от участников торгов, от победителей, за поручительство — неужели нельзя обеспечить открытый доступ к информации?!
В результате они обирают всех — заказчиков, участников, победителей и просто людей, которые интересуются закупками.
Более того, по всей Украине уже известны эти угрозы Спецкомиссии отменить тендеры, даже двухгодичной давности, потому что они не были когда-то опубликованы на сайте zakupivli.com.
Е-У. То есть, Вы с этим тоже уже столкнулись?
О.Хирич. Один из наших партнеров из одесских госзаказчиков, несколько заказчиков в Кировограде получили такие бумаги: если вы не опубликуете на zakupivli.com, то все будет очень плохо. Но это же бред! Потому что в принципе данное решение Спецкомиссии — незаконно! С любой точки зрения. В тот момент, когда проводились торги, действовал Закон в редакции 2005 года. По этому Закону жаловаться могли только участники торгов. А сейчас жалуется не-участник. По тому Закону, после заключения договоров уполномоченный орган не принимал жалобы. Сейчас же договора уже давно заключены, они уже давно исполнены — однако Спецкомиссия принимает их к рассмотрению.
Дальше. В том же Законе был указан срок подачи жалоб — 15 дней с момента появления оснований для жалобы. Прошло значительно больше 15 дней. Конституция Украины говорит о том, что закон обратной силы не имеет. Тем не менее, с благословения Спецкомиссии закон обратную силу поимел, и заказчикам теперь выворачивают руки. Фактически речь идет о следующем: давайте сейчас еще раз возьмем деньги из бюджета и передадим их частной структуре. За что? За услугу!? Ничего подобного.
Мотивируют эти действия также требованиями прозрачности. Но, извините, о какой прозрачности может идти речь, когда торги уже давно состоялись, а договора выполнены и забыты. Какой смысл в этой публикации?
В праве есть такое понятие как разумность, добросовестность и целесообразность. Какая разумность в этих действиях? Какая целесообразность и добросовестность? Цель Закона о госзакупках — конкуренция, устранение дискриминации и экономия бюджетных средств. Какую из этих целей преследуют подобные решения Специальной контрольной комиссии?
Е-У. Олег Александрович, а какова реакция на новую редакцию Закона потенциальных и реальных поставщиков товаров и услуг, с которыми Вы работаете или общаетесь?
О.Хирич. На самом деле, они в шоке. Они не понимают, что им делать. Некоторые заказчики просто отказываются от проведения торгов.
Е-У. Почему?
О.Хирич. Потому что им выворачивают руки точно так же, как выворачивают руки и участникам. Многие участники отказываются от участия в торгах, потому что им тоже выворачивают руки. Они еще не начали участвовать в торгах, а уже несколько тысяч гривен надо отдать! Далеко не всякая компания может себе позволить участие в таком мероприятии — причем, с непонятным результатом.
А ситуация, когда тендер выигран, но потом оказывается, что ты его не выиграл?! И снова надо тратить тысячи гривен на отстаивание своих интересов в суде. Опять-таки — с неизвестным результатом, как показывает наш опыт в Киевском хозяйственном суде.
Далее. Вопрос о стоимости тендерной документации. В Законе написано, что заказчик может требовать оплаты затрат на изготовление тендерной документации. Затрат. Вопрос: почему же затраты варьируют от 350 гривен до 5, а иногда и 10 тысяч гривен? Каким высоким интеллектуальным потенциалом отличаются тендерные документы между этими торгами? На самом деле, они до буквы одинаковы. Отличаются, в крайнем случае, техническим заданием. Но техническое задание иногда короче и проще у документации стоимостью в 10 тысяч, чем у документации в три тысячи.
Фактически, при определении цены тендерной документации Центр тендерных процедур опирается на ожидаемую стоимость закупки. Чем дороже закупка, тем она прельстительнее для участников, тем выше цена. Но это же никак не связано с затратами на ее изготовление.
Далее. Знаменитое требования задатка. Минэкономики миллион раз объясняло, что данное требование незаконно. Давайте посмотрим на логику. Задаток — это обеспечение обязательств. Какое обязательство обеспечивает этот задаток? Нет обязательств, нет договора, что обеспечивать? Тем не менее, деньги нужно отдать.
Вот еще что интересно. Тендер объявляет государственный заказчик. Затраты (по Закону) на разработку тендерной документации несет заказчик. Вопрос — Почему мы платим Центру тендерных процедур? Почему деньги не идут на бюджетный счет, а идут Центру?
Еще один интересный факт о «морали» этих господ. Центр тендерных процедур обратился в суд с иском к Министерству здравоохранения на сумму более 300 000 грн Суть спора: МОЗ без согласия Центра использует их интеллектуальную собственность, тендерную документацию. У этого иска два аспекта: Центр взял и аккуратно переписал Закон, превратив его в тендерную документацию. И это «интеллектуальная собственность» ??? Хорошо, что еще не догадались ребята Конституцию назвать своей интеллектуальной собственностью.
Ну а второй аспект моральный. МОЗ само деньги не зарабатывает, ему их выдает государство из наших налогов. Так вот, мне интересно, из какой статьи своего бюджета МОЗ должен был уплатить Центру эту сумму, если бы, не приведи Господь, Центр выиграл бы иск? Недокупить инсулина ? Или не доплатить зарплату медсестрам? К счастью, все суды вплоть до Высшего хозяйственного, отказали Центру в иске.
Е-У. По Вашему мнению, какие последствия будет иметь эта ситуация для системы госзакупок в Украине?
О.Хирич. Макроэкономические последствия будут серьезные. Это существенное раздувание бюджета. Сегодня даже представить себе нельзя — во сколько. Я думаю, что в разы. Это дикий всплеск коррупции. Как всегда, дикий всплеск коррупции, «черного нала» и «откатов» ведет к всплеску преступности. При чем, преступности организованной, которая стреляет и убивает. И это очередной откат Украины с позиции достаточно цивилизованного и правового государства. Как это странно не звучало бы.
Вот принято говорить, что у нас нет закона. А в каком-то смысле граждане Украины свободнее, чем американцы. Простой пример. В Америке существует презумпция налоговой виновности. Любого гражданина можно спросить — откуда дома, машина, штаны? У нас же существует презумпция невиновности. На любой подобный вопрос ты отвечаешь — а не пошли бы вы... И налоговый инспектор пойдет, пойдет искать, где ты эти деньги взял. Наличие чемодана с деньгами — это не есть преступление.
Еще один пример. Есть такой понятие как внеплановая проверка. В Украине есть шесть или восемь оснований, по которым эта проверка может проводиться. В России же внеплановую проверку могут провести в любой момент, по любому основанию, без всяких объяснений. Так что говорить о каком-то особом не правовом характере Украины не совсем правильно.
У нас другие проблемы. Суд не является независимым. Суд боится результатов своего решения. Вот в неформальных разговорах с судьями говоришь — Мы подаем иск против Спецкомиссии... — О, это Счетная палата... О, а зачем мне это надо? Судья не чувствует себя независимым.
Сейчас же в направлении государственных закупок происходит откат к временам 95-го, 96-го годов. Ко временам откатов, черного нала. Все помнят, с чем это было сопряжено. Это сопровождалось стрельбой, дикой инфляцией, «прихватизацией» всего, что можно и чего нельзя. Со всем тем, с чем, казалось бы, мы уже давно распрощались. Все-таки бандитов загнали под стол, стреляют, но намного реже. Это не 94-й год, когда каждый день кого-то убивали, взрывали машины... И сейчас мы видим, как одним решением вернулись на исходные рубежи.
Е-У. Олег, что лично Вас заставило говорить публично об этой ситуации?
О.Хирич. Что заставило? Не люблю хамства, не люблю беспредела, не люблю бесправия и мало чего боюсь в этой жизни.
Я предлагаю всем заинтересованным участникам торгов поддержку в судебном обжаловании действий заказчиков в Одесском регионе. Эту поддержку мы готовы оказывать в регионе бесплатно. Мы готовы выступать представителями в хозяйственном суде и, по мере возможностей и сил, отстаивать позиции.
Я могу сказать совершенно четко: если тот беспредел, который сейчас происходит, станет позицией государства, то суды не будут принимать решений в пользу участников. Потому что суд не является независимым, суд будет бояться. Но с другой стороны, — надо же что-то делать! Тем более, хочется надеяться, что это временная ситуация.
Могу рассказать о таком несложном фокусе. Деньги у заказчика заканчиваются 31 декабря. Так вот, если сегодня обжаловать решения в суде, то всё завершится тем, что либо участник выиграет, либо у заказчика просто-напросто закончатся деньги, ибо придет 31 декабря... Можно достичь, как минимум, такой цели: чтобы ваш конкурент, который «купил» торги, остался ни с чем. И в результате ваш конкурент останется ни с чем, и заказчик потеряет деньги и не купит оборудование. А оно ему зачастую действительно крайне необходимо! И по головке его за это не погладят...
Могу привести пример успешного применения этой схемы. В одном украинском городе были проведены в прошлом году торги с полным нарушением закона. Получилась глупая ситуация: участник торгов поздно пришел с этой проблемой, и обжалование в Минэкономики было уже невозможно. Мы обжаловали эти торги для участника в хозяйственном суде еще в начале осени. И хотя судебное рассмотрение жалобы еще не закончилось, в этом году тот же заказчик провел торги с соблюдением закона до последней буквы. И участник, обжаловавший их в прошлом году, стал победителем! Он предложил цену тысяч на 40 меньше остальных и стал победителем. И никаких разговоров об отсутствии справки, не том цвете глаз или не тех печатях не было. Люди поняли — «не надо трогать лихо, пока оно сидит тихо».
Я еще одну историю хочу рассказать о нашем любимом Центре тендерных процедур. В прошлом году некоторые заказчики проделывали следующие действия. Они подавали объявление в «Вестник государственных закупок» со ссылкой на zakupivli.com. Одновременно направляли соответствующее письмо в zakupivli.com с просьбой опубликовать объявление. Когда им присылали все эти договора от Центра или «Европейского консалтингового агентства», они отвечали, что их эти договора не интересуют: «Если хотите, мы вам заплатим деньги за размещение информации». Агентство отказывалось, говорило, что тогда оно не присвоит им код. Но в тот момент Госказначейство не требовало код. И заказчик говорил: «Не хотите, как хотите: мы свои обязанности выполнили, объявление вам направили».
В прошлом году Центр тендерных процедур несколько раз обращался по этому поводу в суд, дважды доходило до Высшего хозяйственного суда. В исковых заявлениях говорилось, что заказчик, мол, нанес ущерб их чести и достоинству в своих публикациях. Этот ущерб понимался так: заказчики публиковали свои объявления в «Вестнике госзакупок» со ссылкой на публикацию в zakupivli.com, а потому, дескать, нарушали честь и достоинство агентства, потому что на самом деле агентство отказывалось и не публиковало на своем сайте эти объявления. Любопытно, что все суды, включая Высший хозяйственный суд, отказывали Центру тендерных процедур в удовлетворении этих исков.
Еще один интересный пример — с задатком. Как до, так и после 17 марта Центр тендерных процедур через тендерную документацию требовал этот задаток за оказание услуг по заключению договора. Кто-то жаловался в Минэкономики, и это требование отменялось, кто-то не жаловался. Наши же клиенты использовали такой подход — никто это требование не обжаловал, но никто этот задаток и не платил! И при раскрытии тендерных предложений происходило следующее. На раскрытии сидит представитель Центра — казалось бы, он знает о том, что наш клиент задаток не платил, значит, он должен был встать и сказать: «Подождите открывать, этот участник не заплатил задаток!» Ничего подобного! Предложения открываются, заносятся в протокол. Более того, в приложении к протоколу заполняется такая табличка: Компания такая-то представила Устав — ставится плюсик в графе напротив... Так вот что интересно — графы «задаток» там просто не было! Не заплатив задаток, участник все равно соответствовал требованиям тендерной документации.
Е-У. Это напоминает мне старый анекдот. Стоит динозавр на перекрестке. Подходит лиса, динозавр — Лиса, плати сто тысяч, иначе не пропущу, съем. Лиса побежала, принесла деньги, динозавр пропустил. Подходит медведь, динозавр говорит ему то же самое. Медведь стал возмущаться, динозавр взял и съел его. Подходит заяц. Динозавр — Плати деньги. Заяц — Динозавр, не гони беса, нету у меня денег, пропускай. Динозавр — Да? Ладно, проходи...
О.Хирич. Да, точно. Но такая ситуация продолжалась где-то до 15 апреля, пока они не поняли, что Спецкомиссия превратилась в их «крышу». Сейчас у меня четкое представление, что Спецкомиссия просто штампует решения Тендерной палаты. Я вижу решения или выводы ТПУ, и они буквально слово в слово совпадают с решениями Спецкомиссии. Я готов признать, что юристы ТПУ настолько хороши, что юристам Спецкомиссии просто нечего дописать.
Е-У. Просто три представителя ТПУ входят в Спецкомиссию...Секретарь Спецкомиссии Андреевский — это руководитель юридического департамента ТПУ...
О.Хирич. Понятно. Интересно, что когда специальным уполномоченным органом было Минэкономики, то мнение юристов министерства не совпадали с мнением юристов ТПУ...
Со Спецкомиссией вообще что-то трудно понять. Мы сейчас готовим иск в суд, и я не вполне понимаю, на кого его нужно подавать. Потому что Спецкомиссия не есть юридическое лицо. Очевидно, ответчиком будет выступать Счетная палата...
Е-У. В Законе написано, что Спецкомиссия действует при Счетной палате...
Так что — она самостоятельный субъект? Или это подразделение Счетной палаты? На кого в суд подавать? Для юриста-практика первый вопрос — «на кого жалиться»?
Спасибо за интервью, Олег Александрович!
Справка «Е-Урядника»
Олег Александрович Хирич, юрист-консульт, предоставляет юридические услуги целому ряду компаний в Одесской области, включая услуги по юридическому сопровождению тендеров.
Контактный телефон: 8 (048) 743 74 15.

Власть оставила диабетиков юго — востока Украины без инсулина

Начальник управления здравоохранения Харьковского горсовета Александр Галацан считает, что ситуация с инсулином в городе крайне нестабильна. На сегодня в Харькове имеются запасы инсулина на 5-6 месяцев для детей и лишь на 4-5 недель для взрослых. Как передаёт корреспондент ИА REGNUM, об этом он заявил на пресс-конференции 16 июня.
«Всего на приобретение инсулина в 2006 году из госбюджета планировалось выделить 7 млн. гривень.
Из этой суммы на сегодня город получил только 700 тысяч, - отметил Галацан. - Мы продолжаем работать с Министерством здравоохранения Украины и лично с министрами, и я уверен, что эта работа приведет к определенному результату. Помимо ресурсов государства, город изыскивает деньги на инсулин и в городском бюджете. На сессии, которая состоялась 31 мая, были запланированы 570 тысяч гривень на целевую материальную помощь тем больным, которые не могут приобрести инсулин сами. Выдача материальной помощи будет проводиться на основании заключений и жесткого контроля врачей-эндокринологов».
Кроме того, советник главы Луганского облсовета Валентина Татарчук в интервью журналистам сообщила, что в Луганской области также сорвана поставка инсулина больным диабетом — в первом квартале деньги на этот препарат вообще не выделялись из бюджета, потому что вследствие нового Закона о государственных закупках прежний механизм закупок был сломан, а новый так и не заработал. По словам Татарчук, «украинское государство само запуталось в закупке товаров и услуг. Был принят новый закон о государственных закупках, который внес серьезные изменения в ранее существовавший порядок государственных закупок на тендерах.
Все эти функции теперь отданы Антимонопольному комитету, хотя и Кабмин, и лично министр финансов, и президент возражали против такого порядка, но вето было преодолено. У нас появились новые субъекты на рынке госзакупок. От экономических ведомств, которые уже наработали и законодательную базу, и механизм, передали в антимонопольный комитет, который до настоящего времени базы не имеет, а Минюст еще 5 мая прекратил действие всех нормативных актов и документов, которые по этому поводу были в Министерстве экономики. В результате мы столкнулись с таким фактом, что у нас полностью не освоены деньги на приобретение медикаментов, в частности инсулина, перевязочных средств и питания».

Министерство экономики уже обратилось в Конституционный суд Украины по поводу признания «Закона о госзакупках» неконституционным.
Кабинет министров пошел другим путем: внес в Верховную Раду законопроект об отмене существующего закона. Впереди – борьба между противниками узурпации рычагов экономической власти и лоббистами проекта Тендерной палаты среди которых народные депутаты: Николай Одайник, Ксения Ляпина, Олег Лукашук и другие.
Подробности о коррупционном проекте приватизации государственных закупок под видом «общественного контроля» на сайте Е-Урядник

Днепропетровская область выступила против коррупционных схем в системе госзакупок

Руководство Днепропетровской области обратилось с письмом к президенту Виктору Ющенко, предупреждая о формировании общегосударственных коррупционных схем в системе госзакупок и неблаговидной роли Тендерной палаты и «Европейского консалтингового агентства». Об этом говорится в официальном письме президенту Украины главы Днепропетровского областного совета Н.Швеца и главы областной госадминистрации Деевой, передает «Е-Урядник».
В письме, озаглавленном «О недопущении коррупционных схем в системе тендерных закупок товаров, работ и услуг за средства государственного и местного бюджетов», утверждается, что последние изменения в Закон делают невозможным его выполнение, парализует закупки практически всех бюджетних организаций и приведет к невыполнению местных бюджетов и планов социально-экономического развития населенных пунктов, районов и областей Украины.
Новые законодательные нормы, как следует из письма, были откровенно пролоббированы в интересах Тендерной палаты Украины и ООО «Европейское консалтинговое агентство». По мнению специалистов облсовета и облгосадминистрации, новые нормы Закона, вывод Тендерной палаты от 17 марта лоббируют интересы ООО «Европейское консалтинговое агентство» и не имеют ничего общего с декларациями ТПУ о «предупреждении проявлений коррупции» — наоборот, они обеспечивают легитимность перекачки бюджетных средств через указанное общество с ограниченной ответственностью.
Как отмечают авторы письма, введение обязательного тендерного обеспечения и обеспечения договора со стороны участников до 15% стоимости, во-первых, не отвечает нормам Бюджетного кодекса, во-вторых, условия возвращения этого обеспечения не выписаны четко и прозрачно. По их мнению, всем участникам тендерных закупок становится понятным, что это — государственный рэкет. Еще в середине апреля руководство Днепропетровской области констатировало, что замена уполномоченного центрального органа власти в сфере госзакупок на Антимонопольный комитет уже привела к кризису взаимоотношений между государственными заказчиками и этим органом. В целом, как утверждается в письме, нововведения приведут к низкому уровню конкуренции и увеличению стоимости предмета закупки.
Авторы письма предлагают следующие меры по выходу из кризиса: отказаться от централизации объявлений о тендерах через сеть интернет для всех местных закупок, сохранить эту практику лишь для осуществления международных закупок за государственные средства.
О закупках за счет местных бюджетов достаточно сообщать на сайтах органов местной государственной власти или органов местного самоуправления Отменить обязательное тендерное обеспечение предложений и обеспечение выполнения договоров Предоставить уполномоченному органу полномочия по разъяснению положений Закона Упростить процедуру согласования отдельных видов закупок за средства местных бюджетов Дальнейшая судьба письма высшего руководства органов власти Днепропетровской области подтверждает подозрения о том, что представители Антимонопольного комитета определенным образом уже включены в потенциально коррупционную сеть монопольной ренты Яценко-Врублевских на рынке госзакупок, передает «Е-Урядник», отмечая, что письмо удивительным образом проскочило мимо внимания не только В.Ющенко, но и руководства Секретариата, и осело в Антимонопольном комитете. Последний отправил официальный ответ авторам письма, в котором пообещал, что их предложения будут размещены на сайте Комитета, а также учтены в проекте нових изменений Закона о госзакупках.
Между тем, эти предложения так и не были обнародованы на сайте АМКУ. Более того, предложенные изменения в Закон так и не попали в подготовленные АМКУ проекты изменений: в них нет ни слова об исключении коррупционной схемы, а есть лишь поправка, которая дает льготы предприятиям инвалидов. Характерно, что позавчера и.о.главы АМКУ Юрий Кравченко выступил с предложениями, которые, в случае воплощения, будут способствовать решению лишь второстепенных проблем системы госзакупок. В связи с этим становится очевидным, что Антимонопольный комитет будет всячески выхолащивать и блокировать предложения по уничтожению коррупционной схемы, которая уже более двух месяцев работает в масштабах всей страны, отмечает интернет-издание.

СБУ отримала ляпаса від українського тендерного спрута

Як повідомляє сайт Майдан, спеціальна контрольна комісія по питаннях держзакупок при Рахунковій палаті розіслала власне „рішення”, яким класифікувала як „незаконну” спробу СБУ дати оцінку технічній відповідності сайту zakupivli.com, який претендує на право одноосібної монополії на оприлюднення оголошень про проведення тендерів.
Цікаво що монопольне право на розміщення інформації цей сайт отримав не без сприяння тої ж СБУ, яка у свій час все таки активно не заперечувала „задовільність” його технічного рівня. Після вступу в дію 17 березня нового Закону про Державні закупівлі цей сайт і бізнес структури, які його обслуговують виявилися монополістами на розміщення інформації про тендери. Ця монополія окрім всього іншого почала виливатися в конкретні фінансові побори для державних організацій, які мають намір проводити тендери.
Не виключено що СБУ, як державна установа також зіткнулася з усіма незручностями роботи з тендерним монополістом. Однак „дитя” , породжене у свій час за допомогою цього ж СБУ, яка раніше не допускало до такої діяльності інші сайти, дало „матірній установі” прилюдного ляпасу.
Врешті решт, такі дії спецкомісії, пише видання „є свідченням прогресуючого паралічу влади в Україні. Ні оголошення російської мови регіональною, ні феодосійські ігрища навкруг НАТО не є ще реальною загрозою розпаду української влади. Розпад починається тоді, коли вертикаль державної влади виявляється повністю нездатною реагувати навіть на ті проблеми, які хвилюють самих державних службовців”
Згідно закону про держазукупівлі, який увійшов у дію 17 березня цього року, контроль за проведенням цих закупівель передається начебто Верховній Раді та «громадським організаціям». Критики нововведення звертають увагу що нова система „контролю” де факто виявилася незалежною як від парламенту так і від громадськості. Підтвердженням цьому є активна робота даного органу при відсутності працездатної Верховної Ради і блокування доступу до контролю за тендерами громадських організацій, роль яких імітують декілька взаємопов’язаних між собою квазігромадських утворень контрольованих таким собі дуже спритним до бюджетних грошей дядечкою — Антоном Яценко.
Повний текст статті

ПРОЕКТ ЗАХВАТА УКРАИНЫ

Набирает обороты противостояние между сторонниками и противниками Тендерной палаты Украины, сообщает сайт Гражданской прокуратуры Украины

Последние считают, что среди множества теневых процессов украинского бизнеса наибольшую угрозу экономическим интересам страны представляет именно деятельность Тендерной палаты. «ГПУ» предлагает ознакомиться с точкой зрения критиков этого общественного института, которые даже открыли специальный веб-сайт, посвященный данному вопросу.
Сущность проекта под названием «Тендерная палата Украины» сводится к установлению контроля за расходованием государственных средств. На первый взгляд, благое дело. Однако на практике тендерная палата как явление влечет корпоративный захват экономики страны одной бизнес-политической группировкой.
О Тендерной палате Украины как явлении и предтечах этого явления в СМИ написано немало. По Закону Украины «О закупке товаров, работ, услуг за государственные средства» (с изменениями, вступившими в силу 17 марта 2006 года и позднее), Тендерная палата Украины (ТПУ) – это союз общественных организаций, который наделен властными полномочиями контролирующего госзакупки органа.
Учитывая особенности негосударственного (а потому неподконтрольного обществу) статуса Тендерной палаты, ее финансирования («за счет членских взносов»), закрепления этого статуса в Законе «пожизненно», а также закрытости механизмов избрания и смены руководства ТПУ – принципы осуществления властных функций в государстве нивелируются на корню.
По сути, идет создание партийно-клановой хунты в миниатюре — с осуществляемым захватом экономики Украины, контролем за расходованием государственных средств со стороны лишь одной бизнес-политической группировки.
В случае с ТПУ финансовые потоки столь необходимые для экономики страны уходят в «тень», узурпируются кучкой лиц. Предоставлять законный статус контролирующей общественной организации вроде Тендерной палаты Украины – примерно то же, что оставлять козла сторожить в огороде капусту. Идея общественного контроля государственных закупок со стороны Тендерной палаты Украины при всей благовидности является аферой.
Уже сейчас специалисты выявили три (!) Тендерных палаты.
По сути тремя общественным организациями, которые контролирует Антон Яценко и сотоварищи, создана СОО «ТПУ». Если на днях в состав СОО «ТПУ» войдут, скажем, четыре новых общественных организации, жаждущих борьбы с коррупцией в области госзакупок и общественного контроля над ними же, то эти четыре в один день легко сменят руководство ТПУ, вышвырнув всех ее создателей на улицу, лишив власти. Поэтому СОО «ТПУ» — сверхэффективный механизм для быстрого корпоративного экономического захвата государства Украина. И вот почему.
Допустим, в рядах Тендерной палаты появится олигарх, с подачи которого в состав СОО «ТПУ» войдет хоть сотня общественных организаций, которые сменят руководящий там клан и захватят власть. За месяц-два можно уничтожить всех конкурентов, с позиции «общественности» в лице СОО «ТПУ» «зарубив» все тендеры и остановив всю работу по закупкам, без которых любое предприятие не протянет и месяца.
Министерство экономики в 2006 году уже обращалось в Конституционный суд Украины по поводу признания «Закона о госзакупках» неконституционным.
Впереди – борьба между противниками узурпации рычагов экономической власти и лоббистами проекта Тендерной палаты среди которых народные депутаты: Николай Одайник, Ксения Ляпина, Раиса Богатырева, Людмила Кириченко, Олександр Ткаченко, Олег Лукашук и многие другие.

Державні закупівлі України: «відкат» в масштабах всієї країни

За нескінченними балачками про коаліцію, російську мову чи вступ до НАТО українське суспільство проґавило найбільшу корупційну оборудку в пост-помаранчевій Україні — «прихватизацію» контролю над державними закупівлями вартістю 50-70 млрд гривен.
Практична реалізація корупційного перевороту почалася 17 березня, коли вступила в дію нова редакція Закону України «Про закупівлі товарів, робіт та послуг за державні кошти». Невелика частина суспільства та державних діячів, які розуміли наслідки цього Закону, миттєво розподілилася на два табори. Прихильники першого стверджують, що новий Закон поставив країну на межу економічної кризи, позбавив державу важелів впливу на власні закупівлі та легалізував механізм, завдяки якому колишні «відкати» чиновників здаватимуться скромненькими квіточками. Серед публічних фігур таку позицію зайняли (з зрозумілими варіаціями) Віктор Ющенко, Ю.Єхануров, А.Яценюк, В.Пинзеник, а серед відомих медіа — «Дзеркало тижня», Газета «2000», «Украина криминальная», proUA.com. А Світовий Банк заявив, що новий Закон, зокрема положення щодо Тендерної палати України (ТПУ), зашкодить європейській інтеграції та вступу України до ВТО. Опоненти наполягають, що оновлений Закон поставить надійний захист проти корупції, зміцнить громадський контроль у вигляді ТПУ, забезпечить прозорість, конкуренцію та зекономить державі 7 млрд гривнів. Серед більш-менш відомих публічних фігур таку точку зору висловила лише нардеп Ксенія Ляпіна (перший віце-президент ТПУ). Серед мас медіа — газети «Свобода», «Грані +».
Аналіз проблеми варто провести навколо головних принципів оновленого Закону про держзакупівлі: яким чином вони відповідають його змісту та реалізуються на практиці?
1.«Відкритість та прозорість, вільний доступ до інформації з питань закупівель, в т.ч. для громадян України та громадських організацій».
Жодна стаття Закону не надає конкретних гарантій громадянам та їхнім організаціям щодо вільного та безкоштовного доступу до інформації про держзакупівлі. Хоча зараз як органи влади, так і державні, комунальні підприємства повинні оприлюднювати оголошення про відкриті тендери та їх результати в спеціальних виданнях та сайтах, проте підписка та доступ до них є платним. На штучно створеному монополістом сайті zakupivli.com (власник — ТОВ «Європейське консалтингове агентство») почали оприлюднюватися інформаційні бюлетені ТПУ, в яких замовники публікують свої оголошення про тендери та їх результати.
Але навіть в цьому випадку практично неможливо знайти, скільки витратив грошей минулого року на закупівлі, скажімо, райвідділ освіти Львова чи управління охорони здоров’я Донецька.
Передісторія монополізму zakupivli.com починається майже півтора роки тому. Замість того, щоб створювати єдиний державний веб-портал, відкритий для всіх бажаючих, автори чергових змін до Закону вирішили тоді «лібералізувати» цю сферу та дозволили існування декількох рівнозначних сайтів. Але дивна логіка на цьому не зупинилася. Закон зобов’язує творців таких сайтів забезпечити їх захист на рівні сайту СБУ. Незрозуміло — Навіщо? Мова йде лише про розміщення публічної інформації, яка а пріорі не є держтаємницею. Відмітимо, що сайт zakupivli.com миттєво отримав низку дозволів та атестатів департаменту СБУ, тоді як решта чекає й досі…
До речі, «авторитарна» Росія з 1 січня цього року зобов’язала всі органи влади та муніципалітети розміщувати оголошення про закупівлі на власних офіційних сайтах. У вільному доступі! І це лише перший крок, як розповів автору цієї статті один з ідеологів електронних держзакупівель Росії Церен Церенов. Жоден нормативний акт не зобов’язує органи влади України оприлюднювати тендерні оголошення на власних сайтах…
Тож нова редакція Закону ні на йоту не наблизила Україну до прозорих держзакупівель.
2. Якщо стан відкритості держзакупівель України не є якимось дивом, то в сфері громадського контролю Україна дійсно зробила «прорив», який безперечно увійде як анекдот в світові посібники з питань державних закупівель. Влітку минулого року Верховна Рада постановила, що однією з форм участі громадськості у формуванні та реалізації державної політики в сфері держзакупівель має бути спілка громадських організацій Тендерна палата України (ТПУ). ТПУ має сприяти прозорості держзакупівель, підвищенню ефективності та раціональності витрачання державних коштів, підвищенню конкуренції на ринку державних закупівель, здійсненню громадського контролю тощо. Згідно з Законом, керівними органами ТПУ є з’їзд, правління, контролюючим — ревізійна комісія, а державний нагляд здійснюється Наглядовою радою, яка складається з представників відомств та парламенту.
В Законі нічого не говориться про те, кого саме має представляти чи представляє ТПУ («вона відкрита для всіх громадських організацій»), яким чином мають розподілятися повноваження між її засновниками, правлінням та її членами, тобто з’їздом (все це перекладається на Статут).
Не виникало б ніяких питань, якби ТПУ була консультативно-дорадчим органом при Кабінеті Міністрів або якомусь міністерстві. Проте з 17 березня вона набула повноважень, яким би позаздрили не тільки такі лідери громадянського суспільства як Центр імені Разумкова чи Харківська правозахисна група, а й будь-який орган виконавчої влади. До 17 березня право роз’яснювати порядок застосування положень Закону про держзакупівлі належало Міністерству економіки, яке було спеціально уповноваженим органом влади в сфері держзакупівель. Воно також затверджувало перелік інформаційних систем, в яких органи влади мали оприлюднювати інформацію щодо закупівель, і мало забезпечувати конкуренцію в цій сфері. Його держпідприємство видавало єдине офіційне видання «Вісник державний закупівель». Скарги щодо закупівель розглядалися комісією при Мінекономіки (або в суді).
Наразі ні міністерство, ні будь-який інший орган виконавчої влади не мають права хоч якось впливати на ситуацію з держзакупівлями. Закон нібито є законом прямої дії і давати його тлумачення може тільки Конституційний Суд. Але це виглядає красиво тільки на папері. Насправді лише Тендерна палата зберегла право «надавати висновки з питань державних закупівель». Вона видає інформаційний бюлетень ТПУ, в якому тепер всі держзамовники обов’язково розміщують всі свої оголошення. Згідно з законом, вона також «оприлюднює» перелік сайтів та перелік спеціалізованих видань з питань держзакупівель, в яких держзамовник повинен розмістити свою інформацію щодо закупівель (наразі «Вісник» — лише одне з таких видань). Потрібно підкреслити, що неоприлюднення інформації на сайті, в бюлетені ТПУ та одному з видань означає відміну тендерів та визнання недійсними закупівельних договорів.
Проте ні Законом, ні будь-яким іншим нормативним актом не регулюється, на основі чого та щодо яких конкретних питань ТПУ має право надавати висновки, та якими критеріями чи порядком вона керується, коли вносить той чи інший сайт або видання у відповідні переліки. Звертайтеся до Конституційного Суду, якого нема!
Дві процедури проведення тендерів мають найбільш небезпечний корупційний потенціал: це торги з обмеженою участю та у одного учасника. Їх існування обумовлено реаліями сучасного виробництва та економіки (наприклад, унікальне високотехнологічне медичне обладнання часто виробляє лише один виробник), та попри намагання скоротити їх застосування, в тих же європейських країнах ці торги складають іноді до чверті всіх тендерів. До 17 березня дозволи на використання таких процедур надавало Мінекономіки. Згідно з новою редакцією Закону, замовник може погодити такі процедури двома шляхами. По-перше, дозвіл може видавати Антимонопольний комітет, але тільки після схвального рішення Спеціальної контрольної комісії з питань держзакупівель при Рахунковій палаті. По-друге, за таким дозволом можна безпосередньо звертатися до Тендерної палати. Очевидно, що замовники будуть звертатися до ТПУ, щоб уникнути довготривалого процесу за участю Антимонопольного та Рахункової.
Нарешті, завдяки новому Закону Тендерна палата отримала можливість розглядати скарги учасників торгів. При Рахунковій діє щойно згадувана Спецкомісія, яка складається з 9 осіб, серед яких три представника ТПУ. Для прийняття рішення достатньо голосів більшості, тобто 5 членів Спецкомісії. Беремо трьох представників ТПУ та двох з трьох представників комітету Верховної Ради (який був головним лобістом нового Закону), що входять до Спецкомісії, и отримуємо рішення по скарзі...
А тепер давайте замислимося над таким питанням. ТПУ — це орган державної влади? Ні, про це ж чітко сказано в Законі: вона — «спілка громадських організацій». Добре, але як тоді назвати те, що на практиці вона виконує функції держави!? Вона тлумачить застосування положень Закону, вона дає дозволи на проведення корупційно небезпечних торгів, її представники розглядають скарги… Перед ким вона відповідає за свої рішення?Держслужбовців можна притягнути до адміністративної та кримінальної відповідальності, зокрема, на підставі Закону про корупцію, на них можна наслати КРУ, їх можна притягнути до суду за зловживання службовим становищем, звільнити тощо. Кого представляє та перед ким відповідає Тендерна палата? Якщо, наприклад, виявиться, що представник ТПУ в Спецкомісії та представники КРУ і Держказначейства отримали хабар за дозвіл на торги з одним учасником, то чиновників притягнуть до суду на підставі закону про корупцію, але «громадський представник» вийде сухим із води! А що буде, якщо засновники ТПУ вирішать розпустити палату і ліквідувати інформаційний бюлетень — органи влади в усій країні буде паралізовано...?!
В Законі зазначається, що «діяльність ТПУ є прозорою для суспільства». Проте з серпня минулого року на сайті ТПУ так і не було оприлюднено Статут палати, її бюджет (вона орендує цілий поверх на Хрещатику, 6), склад правління, ревізійної комісії, засновників чи членів. Представники палати неодноразово стверджували, що вона має більше 100 членів, але наразі відомо лише про Укpаїнську Асоціацію чеpепно-щелепно-лицевих хірургів, Асоціацію підприємців та промисловців-постачальників товарів, робіт та послуг (лобіст купки компаній), Спілку молодих депутатів України та парочку інших організацій, пов’язаних з молодими «регіоналами», зокрема, Віталієм Хомутинником.
Ще десять років тому Джордж Сорос влучно охарактеризував ситуацію в пострадянських країнах: «Вони вкрали державу та решту всього». Громадський контроль над держзакупівлями у вигляді Тендерної палати є нічим іншим, ніж крадіжкою держави!
3. Відсутність справжньої прозорості в сфері держзакупівель та перебирання державних функцій Тендерною палатою, яка відповідає невідомо перед ким, аж ніяк не запобігає проявам корупції. Варто згадати видачу дозволів на найбільш корупційно небезпечні процедури Тендерною палатою…
4. Проте цих негативів ще недостатньо для того, щоб почалася дестабілізація економічного життя, а в загальнонаціональних масштабах запрацював насос багатомільйонної відкачки державних коштів. Його механізм полягає в наступному. 17 березня Тендерна палата оприлюднює висновок, що єдиним сайтом, який задовольняє вимогам Закону, є сайт zakupivli.com. Це означає, що будь-який замовник (від райадміністрації до АНТК імені Антонова) повинен укласти договір з власником сайту, ТОВ «Європейське консалтингове агентство». Без підтвердження ЕКА, що договір укладено, а оголошення розміщено на сайті, ні інформаційний бюлетень ТПУ, ні спеціалізовані видання не мають права приймати оголошення замовників на публікацію.
Але агентство не обмежується договором на розміщення оголошення — в ньому йдеться також про те, що агентство буде здійснювати «супровід процедури закупівель», тобто, надавати консалтингові послуги. Причому, замовник нічого не повинен платити — всі послуги оплачують учасники торгів, але замовника відповідальний за те, щоб учасники торгів ці послуги дійсно оплатили. «Елегантно», як любить говорити діючий Президент! І замовник не може відмовитися, тому що тоді він не зможе провести закупівлю!
Вартість послуг вражає. По-перше, всі учасники торгів повинні купувати у агентства тендерну документацію, яка коштує від 350 до декількох тисяч гривен. По-друге, в договорах на переможця падає оплата «послуги з укладання договору» (в чому сенс цієї послуги дотепер ніхто не може пояснити) — 1% вартості закупівлі чи декілька тисяч гривен. По-третє, всі учасники повинні внести тендерне забезпечення — послуги з її оформлення агентством (чи іншим пов’язаним з ним «консультантом») можуть коштувати декілька тисяч гривен чи навіть більше. Ці кошти заморожуються на рахунках консультанта протягом двох тижнів. По-четверте, переможець ще й повинен внести забезпечення виконання договору, яке йому обійдеться в 2-4% вартості закупівлі. Ця сума заморожується на рахунках «консультанта» майже до кінця дії договору. А ще добавте сюди витрати на нотаріальне посвідчення, які також часто потрапляють в кишені структур, пов’язаних з агентством!
В результаті обсяг перевитрат або «легальної крадіжки» державних коштів може сягнути пів-мільярда гривен за рік! Зрозуміло, що всі вказані витрати закладаються постачальниками в ціну, яку вони пропонують державі за свої товари, послуги або роботи. Минулого року обсяг закупівель органів влади складав десь 20-25 млрд гривен. Цього року він виросте до 50-70 млрд, оскільки по цій схемі будуть змушені працювати пара тисяч державних підприємств, для багатьох з яких закупівля вартістю один мільйон — це звичайна річ. Якщо орієнтуватися на 1% від вартості закупівлі за послугу з укладання договору, то ми й отримаємо показник в пів-мільярда гривен.
Потрібно розуміти, що негативні наслідки стосуватимуться всіх сфер державного життя — від вартості ліків для хворих, комп’ютерів для сільських школярів до ремонту доріг. Вже відомо, що в Луганській області зірвано постачання інсуліну для хворих діабетом. На торгах з постачання компютерів для шкіл одного з сільських районів вартість тендерної документації становила 5 тисяч гривен, тобто — діти не отримають, як мінімум, один комплект комп’ютерної техніки. Такі приклади — безкінечні.
5. Ще один дуже неприємний наслідок: новий Закон вже приводить до вимивання малого та середнього бізнесу з ринку державних закупівель. Зростаючі витрати означають, що плата за участь в державних тендерах (або — транзакційні витрати) стає дуже великою — декілька тисяч гривен чи навіть декілька сотен за тендерну документацію можуть дорівнювати сумі прибутку, на який розраховували малий чи середній бізнес! Відома «захисниця» малого бізнесу Ксенія Ляпіна чомусь цього «не помітила» та направила в Кабмін листа на підтримку нового Закону від імені Ради підприємців. Вона регулярно виступає за європейську інтеграцію, але в самій Європі роблять усе можливе, щоб забезпечити участь малого та середнього бізнесу в державних закупівлях!
6. Серед принципів Закону — сприяння добросовісній конкуренції між учасниками ринку. Але як повідомляють ці учасники, вже відбувається монополізація певних сегментів товарів чи послуг для органів держави. За відсутності малого та середнього бізнесу бал починають правити парочка великих підприємств, які, щоб не зірвати проведення відкритих тендерів (потрібен хоча б один учасник), вимушені «домовлятися» один з одним та «ділити» тендери. Зростає спокуса давати хабарі чиновникам, щоб «відбити» всі ці невиправдані витрати…
Логічне питання — кому це вигідно та хто в цьому винен? Найпростіше відповісти на перше питання: це безперечно вигідно Антону Володимировичу Яценку, першому віце-президенту ТПУ, його батьку Володимиру Порфировичу, Володимиру Станіславовичу Врублевському та їх родичам. Всі вони є серед засновників одночасно Тендерної палати України (через одного з її спів-засновників — ГО «Центр тендерних процедур та бізнес планування»), ТОВ «Європейське консалтингове агентство», ТОВ «Центр тендерних процедур» (ще один «консультант») та їх клонів.
Винуватців слід шукати серед парламентських фракцій, які настирливо підтримували нову редакцію Закону, та чиновників, які цьому всіляко сприяли та сприяють. Віктор Ющенко двічі накладав вето на останню редакцію Законі і його вето долалося наступними фракціями (практично в повному составі): БЮТ, Соціалістична партія, Партія Регіонів, Комуністична партія, Народна партія Литвина. Автори останньої редакції: Олег Лукашук, Анатолій Семинога, Сергій Осика (всі — члени нової фракції БЮТ), Микола Карнаух (СПУ; не пройшов до нової Ради), Ігор Алексєєв та Пилип Буждиган (КПУ; перший — член нової фракції), Віталій Хомутинник (член нової фракції Партії регіонів), Микола Одайник та Віталій Майко (член нової фракції НСНУ). Cеред членів НСНУ відкритим прихильником нового Закону є також вже згадувана Ксенія Ляпіна.
Серед народних депутатів найбільш одіозними є Лукашук, Осика та Карнаух, які протягом останніх років усіма доступними методами (включаючи перевірки КРУ, прокуратури, МВС, тимчасової слідчої комісії Ради) «заганяли» замовників в тенета Європейського консалтингового агентства та Центру тендерних процедур. Є підстави вважати, що скритим лобістом сімейної мережі Яценко-Врублевських є нинішній заступник голови фракції соціалістів Василь Цушко.
Зайве казати, що «винуватці» є також безпосередніми «бенефіціарами» мережі Яценко-Врублевських.
З початком дії нової редакції Закону чітко виявилися і ті чиновники, які забезпечують «державну кришу» мережі. Це — В’ячеслав Пилипенко, голова Спецкомісії, головний контролер Рахункової палати, та Надія Обушко, його заступник та начальник відділу Держказначейства. Разом з представником ТПУ Євгеном Андреєвським вони почали масово штампувати рішення, якими опротестовували тендери, що проводилися до 17 березня (навіть — в 2005 році), лише на підставі того, що замовники не розміщували тендерну інформацію саме в системі zakupivli.com.
Незаконність таких рішень полягає в тому, що до вступу в дію нової редакції замовники мали право це робити як на власних офіційних сайтах, так і на zakupivli.com чи tender.com.ua. Закон зворотної сили не має! Під конвейер Спецкомісії потрапили всі органи влади — від Головдержслужби до райвідділів освіти в Севастополі. До речі, голосування в Спецкомісії є таємним — щоб ніхто не узнав всіх винуватих в цьому правовому безпределе?
З 17 березня пройшло вже два місяці. Точно невідомо, на скільки збідніли громадяни України через діяльність мережі Яценко-Врублевських. Але напевно, що рахунок вже сягає мільйонів гривен. Творці мережі дуже вміло розрахували час реалізації своїх планів: Конституційний Суд не діє (Кабмін та Президент вже давно направили подання щодо Закону), а робота Верховної Ради залишається заблокованою. До того ж, її ще потрібно змусити відмінити нову редакцію Закону як перший крок до виходу з кризи.
Найкращий спосіб зупинити загальнонаціональне здирництво — це змусити Президента активно втрутитися в ситуацію та заставити Верховну Раду якомога скоріше відмінити нову редакцію Закону. Я закликаю всіх підписати Відкритий лист Віктору Ющенку щодо кризи в сфері державних закупівель www.openletter-ua.info, який ініціативна група збирається незабаром подати до Секретаріату. Я також закликаю всіх небайдужих організувати тиск на Раду та парламентські фракції…
Контактна інформація автора: Андрій Марусов, 8 067 282 99 70, air_kyiv@ mail.ru
Редакція «Е-Урядника» вже декілька місяців займається журналістським розслідуванням кризи держзакупівель та діяльності мережі Яценко-Врублевських.

ТПУ пикетируют ее собственные инакомыслящие

Приміщення новоутвореної напівгромадської, напівдепутатської «Тендерної палати України» 22 червня пікетували її недавні активісти та працівники, яких через незгоду з напрямом діяльності керівників цієї організації нещодавно викинули на вулицю, сообщает сайт Фраза
«Формальним приводом для пікетування стала відмова керівників «Тендерної палати України» віддати звільненим співробітникам Ірині Гринкевич, Ользі Добрянській та Валерії Абрамовій трудові книжки. Звільнені працівники з числа членів відомої молодіжної організації „Молодь — надія України“ заявляють що вони розчарувалися в Тендерній палаті Україні» коли зрозуміли що її діяльність не тільки не сприяє зменшенню корупції в держзакупівлях, а навпаки суттєво посилює її.
Як повідомили учасники пікетування, до них вийшов перший віце-президент Тендерної палати України Антон Яценко, який пригрозив облити учасників пікетування... фарбою з вікон свого офісу. Не обмежившись таким «оригінальним» способом спілкування з громадськістю, пан Яценко в супроводі матюків пригрозив побити і навіть вбити своїх «дисидентів». В якості підтвердження своєї сили і могутності він пригрозив «організувати» їм арешт і необмежене за часом перебування в міліції, сфабрикувавши звинувачення за допомогою підшефних народних депутатів — Миколи Одайника, Ксенії Ляпіної чи Олега Лукашука, про що є диктофонний запис» — отмечает издание.

СБУ отримала ляпаса від українського тендерного спрута

Як повідомляє сайт www.e-uriadnik.org, спеціальна контрольна комісія по питаннях держзакупок при Рахунковій палаті розіслала власне „рішення”, яким класифікувала як „незаконну” спробу СБУ дати оцінку технічній відповідності сайту zakupivli.com , який претендує на право одноосібної монополії на оприлюднення оголошень про проведення тендерів.
Цікаво що монопольне право на розміщення інформації цей сайт отримав не без сприяння тої ж СБУ, яка у свій час все таки активно не заперечувала „задовільність” його технічного рівня. Після вступу в дію 17 березня нового Закону про Державні закупівлі” цей сайт і бізнес структури, які його обслуговують виявилися монополістами на розміщення інформації про тендери. Ця монополія окрім всього іншого почала виливатися в конкретні фінансові побори для державних організацій , які мають намір проводити тендери...
Не виключено що СБУ, як державна установа також зіткнулася з усіма незручностями роботи з тендерним монополістом. Однак „дитя” , породжене у свій час за допомогою цього ж СБУ, яка раніше не допускало до такої діяльності інші сайти, дало „матірній установі” прилюдного ляпасу .
Врешті решт, такі дії спец комісії, пише видання „є свідченням прогресуючого паралічу влади в Україні. Ні оголошення російської мови регіональною, ні феодосійські ігрища навкруг НАТО не є ще реальною загрозою розпаду української влади. Розпад починається тоді, коли вертикаль державної влади виявляється повністю нездатною реагувати навіть на ті проблеми, які хвилюють самих державних службовців”.
Згідно закону про держазукупівлі, який увійшов у дію 17 березня цього року , контроль за проведенням цих закупівель передається Верховній Раді та громадським організаціям. Критики нововведення звертають увагу що нова система „контролю” де факто виявилася незалежною як від парламенту так і від громадськості. Підтвердженням цьому є активна робота даного органу при відсутності працездатної Верховної Ради і блокування доступу до контролю за тендерами громадських організацій, роль яких імітують декілька взаємопов’язаних між собою квазігромадських утворень, пише сайт Майдан
Повний текст статті Е-Урядник

Тендерная палата: – корпоративный захват Украины

Сегодня в Украине создается партийно-клановая хунта в миниатюре, цель которой — захват экономики страны. И контроль за расходованием государственных средств со стороны лишь одной бизнес-политической группировки. Такова сущность проекта под названием «Тендерная палата Украины»

О Тендерной палате Украины, как явлении, и предтечах этого явления в СМИ написано немало. Для полноты картины «УК» дает не только правовой анализ сложившейся ситуации, но и рассмотрит ряд политических, социальных, а также экономических аспектов существования ТПУ в ее нынешнем виде. В своих умозаключениях мы далеки от оптимизма…
Итак, что же такое Тендерная палата Украины (ТПУ), как явление?
По Закону Украины «О закупке товаров, работ, услуг за государственные средства» (с последними изменениями, вступившими в силу 17 марта сего года), который для удобства дальше в тексте будем называть «Закон о закупках», ТПУ – союз общественных организаций, который наделен властными полномочиями контролирующего госзакупки органа.
Идеологи создания Тендерной палаты в ее нынешнем виде утверждают , что подобная власть ТПУ обусловлена развитием демократии в Украине. При которой каждый гражданин имеет право участвовать в государственных делах и контролировать государство и его чиновников. Потому-де данная общественная организация получила высокое право приобщиться к государственной власти.
Позиция «УК» в этом вопросе проста и понятна: ни одна общественная организация не имеет права узурпировать власть, тем более путем закреплением своего исключительного положения (статуса) в законодательстве. Это вовсе не дилетантство (управление кухарок государством); это противоречие базовым принципам права и самим основам власти.
Власть должна быть профессиональная, кадровая, при открытых и ясных источниках бюджетного финансирования. Формироваться власть должна источником власти – народом - путем выборов, назначений и пр. Если чиновник или целый госорган кого-то не устраивают – существуют институты отзывов, перевыборов, снятия с должности, отставки, импичмента, роспуска и т. п. Лучше такого подхода к формированию и существования власти никто в мире еще не придумал.
В случае с Тендерной палатой Украины, с учетом особенностей ее статуса - негосударственного (а потому неподконтрольного обществу) ее финансирования (за счет членских взносов), закрепленности этого статуса в Законе «пожизненно», а также закрытости механизмов избрания и смены руководства ТПП – принципы осуществления властных функций в государстве нивелируются на корню. По сути, идет создание партийно-клановой хунты в миниатюре - с осуществляемым захватом экономики Украины, контролем за расходованием государственных средств со стороны лишь одной бизнес-политической группировки.
Экономика - первична. Экономика - определяющая. Финансовые потоки решают судьбу государства, и эти потоки в случае с ТПУ ушли в «тень»; они узурпированы кучкой лиц. Без преувеличения, речь идет об открытом захвате государственной власти, своего рода экономическом сепаратизме. Это - не шутки. Речь идет о нарушении функциональной целостности власти - опаснейшей тенденции для государства, как регулятора баланса общественных отношений. Но почему-то государственные чиновники пока этого не осознали. Или делают вид, что не осознают.
С точки зрения лоббистов Тендерной палаты Украины, общественный контроль за осуществлением тех или иных государственных функций в области госзакупок – необходим. Давайте смоделируем ситуацию, для чего прибегнем к аналогии.
Например, с целью общественного контроля и защиты экологических прав граждан давайте нормативно закрепим право контроля функционирования атомных объектов за специально созданной по этому поводу общественной экологической организацией «Нет - атомной энергии!» (с правом принятия единоличного решения о закрытии «подконтрольных объектов»).
А с целью защиты имущественных прав налогоплательщиков – закрепим законодательно право устанавливать налоги и их ставки за общественной организацией «Общество борцов за снижение налогов».
Политические вопросы и идеологию пускай будет «заведовать» какая-нибудь партия (чего мудрствовать, давайте реанимируем пятую статью Конституции СССР!).
С целью защиты гражданами религиозных прав – необходимо законодательно закрепить право решать все спорные моменты за одной из Православных церквей; или (для разнообразия) за одной из мусульманских общин (которая, возможно, обяжет всех граждан сделать обрезание);
Кстати, церковь отделена от государства именно по тем соображениям, которые мы привели выше.
Потому, кухарочно-дилетантское понятие «влияния общественности на государственные процессы и контроль граждан» – это тоталитаризм, только в другом исполнении. И правами граждан, жаждущих объективно контролировать закупки – здесь и не пахнет!
Предоставлять законный статус контролирующей общественной организации вроде Тендерной палаты Украины – примерно то же, что оставлять козла сторожить в огороде капусту. Увы, это не ирония судьбы (или случайность), когда при декларируемом принципе обязательного соблюдения конкуренции при проведении торгов при стечении множества участников, Тендерная палата Украины (при наличии десятков существующих общественных организаций со схожими заданиями и целями) оказалась в исключительном положении.
Естественно, что идея общественного контроля госзакупок со стороны Тендерной палаты Украины не имеет никаких шансов устоять в Конституционном суде Украины (куда Минэкономики уже обратилось по поводу признания соответствующего Закона неконституционным).
А Кабмин Украины пошел несколько иным путем: внес в Раду законопроект об отмене Закона о госзакупках, который требует рассмотреть в качестве первоочередного.
И даже Мировой банк жестко высказался о негативных последствиях для экономики Украины существующего Закона.
Формальное существование Закона о закупках в нынешней редакции предоставляет богатые возможности судебным органам, которые обязательно будут рассматривать многочисленные «тендерные» споры. Основывая свою позицию на здравом смысле и непосредственно на положениях Конституции Украины. Которая принципиально не приемлет «общественноконтрольных» экспериментов.
Идеологи создания Тендерной палаты (г-н Яценко и Ко) настолько спешно занимались ее организацией (наряду с «нужным» формулированием законопроекта), что допустили ряд ошибок и неувязок, которые даже среднему юристу позволят без труда нивелировать любые действия официальных лиц ТПУ.
Упомянутый Закон о закупках гласит (курсивом дословно):
«Ст. 17-1 Юридический статус Тендерной палаты Украины
1. Тендерная палата Украины является неприбыльным союзом общественных организаций, девствующей в соответствии с действующим законодательством Украины».
Таким образом, деятельность ТПУ регулируется базовым для подобного рода юридических лиц Законом Украины «Об объединениях граждан». Данный закон предусматривает обязательное наличие частного названия субъекта регулирования - помимо общего (собирательного) названия. То есть, согласно требований буквы закона, в нормативных документах допустимо использование официального названия Союз общественных организаций «Тендерная палата Украины», существующей ныне.
Однако, Закон (ст. 17-1) приводит в качестве контролирующего госзакупки органа название Тендерная палата Украины без идентификатора личного (частного) наименования («кавычек»). То есть, Союз Общественных организаций «Тендерная палата Украины» согласно требований и дословного формулирования законодательства, не является Тендерной палатой Украины, которая упомянута в Законе. Речь идет совершенно о разных юридических лицах (структурах).
Для реализации замысла лоббистов Закона это было необходимо: ведь при анализе народными избранниками текста законопроекта (изобилующего фразами о заботах о государственных интересах) было тяжело «вычислить» попытку «протащить» конкретную общественную организацию, прямо названную по личному имени (названию). Иначе у депутатов сразу бы возник вопрос: за что такая честь СОО «Тендерная палата Украины» (а не любой другой организации)? И все: Закон «провален» на корню.
В Законе о закупках отражено абстрактное название несуществующей организации.
Так что, господа юристы, поле для вашей деятельности – обширно. Берете «на вооружение» ст.14 Закона Украины «Об объединениях граждан» (детально определяющую требования к идентификации личного (конкретного) названия объединения - и судитесь!
Украинскому обществу подсунули пустышку (СОО «Тендерная палата Украины»), фальшивку, выдавая желаемое и несуществующее за действительное - с одной лишь целью узурпировать госзакупки!
Еще больше интригует другой момент. Оказывается, даже непонятного статуса Союзов общественных организаций «Тендерная палата Украины» по улице Крещатик, 6 в городе Киеве, которую пытаются протащить в качестве госконтролера закупок, не одна, их целых … три!
Согласно справки Киевского Городского Управления Статистики СОО «Тендерная палата Украины» (первая) зарегистрирована Печерской районного государственной организацией г. Киева в 2005 году.
Согласно же письменной информации Министерства юстиции Украины СОО «Тендерная палата Украины» (вторая) зарегистрирована в тот же период но уже Киевским городским управлением юстиции…
…А по данным Министерства юстиции, полученным в компетентном осуществлять регистрацию структурном подразделении последнего, СОО «Тендерная палата Украины» зарегистрирована Минюстом 14.04.2006г. за регистрационным № 2433 (третья контора!).
Три (!) Тендерных палаты – это уж чересчур даже для Яценко и Ко, которые имеют вполне объясняемую инстинктом сохранения склонность к сокрытию «концов в воде». Попробуй разобраться с тремя ТПУ: какую слушать, и рекомендациями какой из них пользоваться. Особенно если учесть, что большинство заключений ТПУ приняты до ее создания, например – это
Яценко и Ко, как основатели всех трех Тендерных палат, очевидно, изрядно напутали с регистрацией, что также дает широкое поле для деятельности и правоохранителей, и юристов-практиков. И эти «рога и копыта» стремятся к всеукраинскому господству на ниве контроля государственных закупок?
А вот еще один сценарий возможного развития событий. Деятельность каждой общественной организации (союза общественных организаций), в том числе и «Тендерной палаты Украины», может быть прекращена (ликвидирована) в любой момент. Вследствие нарушения законодательства (в случае с ТПУ – из-за явной попытки захвата государственной власти), или же по решению ее членов, а то и просто потому, что ее участники перестанут платить членские взносы (за что тогда содержать штат сотрудников?).
А как же быть в нашем случае, когда в результате ликвидации может быть уничтожен механизм, регулирующий всю процедуру госзакупок? Об этом, похоже, никто не подумал… Эта ситуация прекрасно иллюстрирует саму бредовость идеи с «общественным контролем» в предложенной форме.
А теперь – к прогнозам.
Повторимся: в «лице» ТПУ в Украине создана беспрецедентная схема узурпации экономических рычагов власти в масштабах государства, передача этих рычагов в заботливые семейные руки — под контроль нескольких человек, связанных семейными узами. По «принципу семьи» строится исключительно мафиозный бизнес в Италии. Существующий механизм ТПУ – отличная возможность решать судьбы тех или иных предприятий, группировок собственников, политических кланов. Партии приходят и уходят, правительства сменяются, а «общественность» (как «источник власти» ТПУ) — остается…
Но и здесь «идеологи» не учли очевидного обстоятельства. Итак, деятельность СОО «Тендерная палата Украины» — юридически — является открытой для всех. Доступ в членство в СОО «ТПУ» также открыт для всех (этим, кстати, и отличаются общественные организации от субъектов предпринимательской деятельности, где существующие бизнес-партнеры выбирают себе новых партнеров). В общественную организацию имеют право вступать все на добровольных началах. Более того, Закон о закупках не содержит каких-либо ограничений на вступление в состав СОО «Тендерная палата Украины», и уж тем более – на приобщение к высокой миссии к контролю за государственными средствами.
Это означает, что любые общественные организации (независимо от статуса и принципов действия) могут в любой момент вступить в СОО «ТПУ». И, к примеру, потребовать избрания своих представителей в руководящие органы. Принцип голосования и принятия решений в общественных организациях (и их союзах) прост: один участник – один голос.
А теперь простая арифметика: создана СОО «ТПУ» (все три, которые мы выявили) тремя общественным организациями (контролируемыми Яценко и Ко). А на днях в состав СОО «ТПУ» войдут, скажем, четыре новых общественных организации, жаждущих борьбы с коррупцией в области госзакупок и общественного контроля над ними же. Эти четыре в один день легко сменят руководство ТПУ, вышвырнув всех ее создателей на улицу, лишив власти… Поэтому СОО «ТПУ» — сверхэффективный механизм для быстрого корпоративного экономического захвата государства Украина. И вот почему.
Допустим, сегодня-завтра появится олигарх, с подачи которого сотня общественных организаций (чтобы не мелочиться) войдут в состав СОО «ТПУ», сменят руководящий там клан и захватят власть. За месяц-два можно уничтожить всех конкурентов, с позиции «общественности» в лице СОО «ТПУ» «зарубив» все тендеры и остановив всю работу по закупкам, без которых любое предприятие не протянет и месяца.
Яценко и Ко изначально ставили простую цель: заработать денег «по легкому». Потенциально интересующиеся СОО «ТПУ» и перспективами ее использования промышленно-финансовые группы имеют те же цели, но возможностей «попустить» группировку Яценка и пр. у них значительно больше. В их руках СОО «ТПУ» станет сверхмонстром, потенциальные возможности которого тяжело даже представить при последующей хорошей «раскрутке» и подходе всего за месяц-два (не больше)… Могут существенно пострадать или же быть фактически монополизированы целые отрасли экономики. В подобной ситуации у Яценка и Ко ресурсов не хватит отбиваться от недоброжелателей — тем более, что Антимонопольный комитет Украины уже начал прижимать поставщика финансовых ресурсов – ООО «Европейское консалтинговое агентство».
Единственное, что обнадеживает в сложившейся ситуации — жесткое решение правительства как можно скорее разрушить эту бредовую схему, грозящую корпоративными войнами в масштабах Украины. В Кабмине вовремя «прозрели»: подобные ТПУ «тендерно-общественные» законодательные гибриды откровенно ублюдочного происхождения – создания для государственности крайне вредные.

Алексей Святогор, адвокат, специально для «УК»